пятница, 1 июля 2011 г.

Какова правдивая история ареста рава Ицхака Зильбера?


Из откровенной автобиографической книги святейшего иудейского скромнейшего мегаправедника рава Ицхака Зильбера светлой памяти «Чтобы ты остался евреем»: 
у меня под кроватью лежал сверток с облигациями Государственного займа...
Облигации принес мне и попросил спрятать один знакомый – пенсионер Моше Народович. Пенсии на жизнь не хватало, и он из каких-то своих расчетов скупил по дешевке большое количество облигаций 
Вот такая интересная логика! Пенсии на жизнь не хватает, так пойду-ка я куплю контрольный пакет акций «Бритиш Петролиум», причем «большое количество». И уж тогда точно пенсии хватит! Иначе не прожить! Времена-то нынче тяжелые. Пенсии на жизнь не хватает, а на мешок облигаций -- хватило.

Ну и для пущей надежности эту конрабанду не в огoроде закопаю поглубже, а сдам на хранение за бесплатно хорошему человеку Ицхаку Зильберу. Чтоб никто не узнал.

Бред сумасшедшего. Не мог мудрейший человек Зильбер такого написать.
Я не понимаю Зильбера, какой смысл прятать контрабанду не в тайном месте, которого никто не знает, а под кроватью у друзей, даже самых лучших? При чем у знакомых маленькие дети и могут рассказать другим детям или взрослым о том что лежит под кроватью. 

За этот мешок акций Зильбера и посадили на 2 года при Сталине в 1951-53 гг. И самого Моше Народовича тоже. Если бы Народович не прятал у Зильбера свою контрабанду, то никого бы не посадили. Даже если бы нашел кто-то в лесу в яме мешок акций то как поймешь чьи они?

Зильбер продолжает непонятные вещи в своей книге:
... но держать у себя (облигации) боялся. У меня же, он был уверен, искать не станут:
– Если что случится и все-таки найдут, скажешь, что это мои, – и написал на одной облигации свою фамилию.

Жена была против: 
– Чего ты боишься? – успокаивал я. – Мы же ничем таким не занимаемся, у нас искать не будут.
То есть, как "ничем таким не занимаемся"? А как же тайное обучение детей иудаизму? Зильбер, работая учителем, никогда не писал в субботу. Это видели несколько десятков учеников и знали их родители и все учителя. Соответственно, знали в НКВД. И естественно за Зильбером наблюдали.

Но это все мелочи. Зильбер почему-то не пишет главное в своей биографии - он 3 года подряд был "членом комиссии содействия по распространению облигаций Государственного займа".

В самой рукописи он сам ни разу об этом не написал. Но в его книге «Чтобы ты остался евреем». Воспоминания. Иерусалим 5764(2004) на стр. 232 в приложении выложена фотография характеристики Зильбера с места работы:
Характеристика
Зильбер И.Я. работал в Ленинградском учетно-кредитном техникуме преподавателем физики с 1.9.42 г. До 1.7.49 г.

В течение этого времени проявил себя как преподаватель, хорошо владеющий своим предметом, добросовестно относился к своим обязанностям, вел общественную работу. Держал ряд докладов для коллектива на научно-популярные темы, ознакомляя слушателей с работами русских и советских ученых, на должном идейно-политическом уровне.

3 года подряд был членом комиссии содействия по распространению государственных займов, а также был активным членом политкружка преподавателей.

Награжден в 1946 г. За работу в техникуме медалью «За доблестный труд во время Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.».

Зам. директора по учебной части

Советник финансовой службы Лазарев (подпись)

Слева внизу от фотографии: "Очередная характеристика".

Представьте, простой пенсионер предлагает бывшему распространителю облигаций хранить у него под кроватью мешок облигаций "потому что искать не будут". Простите, а у кого ж искать как не у бывшего распространителя этих облигаций?! Что это за бред сумасшедшего?

И зачем пенсионер Народович будет хранить облигации от себя подальше, и при этом свою фамилию написал на этих облигациях? Зачем он сказал Зильберу, "Если что случится и все-таки найдут, скажешь, что это мои"? Если не хочешь подставлять великого праведника Торы -- не храни у него под кроватью свой компромат! Храни у себя, а еще лучше в лесу закопай.

Если предположить естественный ход событий, то все выходит совершенно гладко. Ицхаку Зильберу, как распространителю акций, акционеры в первую очередь предлагали выкупить у них ненужные им бумажки хоть за копейки. Вот как сам Зильбер там же описывает ситуацию:
Облигация – вроде расписки, которую государство выдает заимодавцам. В ней указаны срок возврата и проценты, с которыми сумма будет возвращена.
Но заем «по-советски» представлял собой хитрый трюк. Во-первых, облигации приобретались принудительно, а не добровольно. Уклониться от этого было нельзя. Во-вторых, погашение займа, то есть возврат денег, предстоял в неопределенном будущем.
И возврат, и выигрыш были сомнительны, а люди постоянно нуждались. Поэтому они старались продать «принудительные» облигации, пусть даже дешевле стоимости. Но торговать облигациями закон запрещал.
У работающего преподавателя математики, да еще и в техникуме, явно больше зарплата, чем у пенсия Народовича. И, естественно, Зильбер хранил эти акции у самого себя. Зачем говорить кому-то, что ты скупил по-дешевке мешок контрабанды? Ведь это при Сталине, во времена всеобщего доносительства! Вот Зильбер и хранил у самого себя тайно от окружающих. 

Возникает вопрос -- а куда Зильбер сплавлял эти акции? Зарплата у него хоть и выше намного, чем пенсия у Народовича, но тоже небольшая. Но зато у Зильбера был знакомый очень богатый еврей. Вот богатому человеку есть смысл вкладывать бабки в облигации -- лишние деньги-то куда то инвестировать надо! А в сталинское время больше ни во что и не вложишь. Заграничная недвижимость в Лондоне была недоступна советским богачам, как например в наше время:
В сорок седьмом – сорок восьмом году я давал частные уроки математики. Состоятельные люди могли себе это позволить – нанять частного учителя.
Среди моих учеников была дочь некоего Клейнермана, директора сразу двух галантерейных фабрик системы НКВД. Клейнерман был такой важной персоной, что имел в своем распоряжении личный самолет. Да и жена его занимала немалую должность – председатель профкома.
Занимался я с его дочерью у них дома. Так вот, такой роскоши, как у этого человека, я в жизни не видел. Не дом – Третьяковская галерея, столько там было картин!
В те времена нельзя было свободно купить муку. Люди ночами напролет стояли в очередях и получали товар по формуле «пакет в одни руки» (стандартные такие были трехкилограммовые пакеты из плотной оберточной бумаги). Нужна была мука для мацы, и Клейнерман мне предложил: «Приходи на фабрику, может, смогу получить». Я пришел, он побежал куда-то и принес пакет. Потом говорит: «Подожди». Побежал на вторую фабрику и принес из распределителя для работников фабрики второй пакет. 
Конец его «карьеры» был ужасен. Через доверенного человека он послал взятку – пятьдесят тысяч – прокурору Татарской республики. Но ему устроили ловушку.
Клейнерман отсидел около десяти лет. Я навестил его, когда он вышел. Он отнесся ко мне очень тепло, не знал, что для меня сделать. Взял меховую шапку, надел мне на голову: «Она вам подойдет». 
А ведь не познакомься я когд-то с этой семьей, как бы мой Венчик учился в школе? Именно дочка Клейнермана нашла учительницу, которая согласилась принять моего сына в класс, где он не писал в субботу. На такой риск пошла! Кстати, Бенцион поддерживал с этой учительницей переписку до самого недавнего времени. А теперь она здесь, в Иерусалиме, вместе с сестрой. Приехали насовсем. Это Бенцион их пригласил http://evreimir.com/4069/
В общем, отец ученицы Зильбера сказочно богат, еврей и был очень близок с семьёй Зильбера. Вполне мог скупать облигации. 

Зильбер пишет, что Народович сказал Зильберу, что если акции найдут, чтобы Зильбер сказал правду, что это акции Народовича, и написал на одной облигации свою фамилию. Зильбера арестовали и жестоко допрашивали, чтобы узнать чьи акции, но он не выдал Народовича, а сказал что акции его, Зильбера. Позже о таких пытках Зильбер читал у Солженицына.

Зильбер продолжает : 
При обыске эти облигации тут же нашли. Когда спросили, чьи они, я сказал – мои. Думал, Народович человек пожилой, ему арест перенести труднее. А я как-нибудь выкручусь: учитель все-таки, и репутация у меня неплохая.
Меня арестовали. Было это как раз накануне Шавуот. Каждый раз перед допросом меня ставили в маленькую, как телефонная будка, камеру. Спустя несколько минут я уже чувствовал, что задыхаюсь, вот-вот умру… В последний миг меня оттуда выволакивали и вели к следователю. (Потом о таких пытках я читал у Солженицына.)
Помню имя следователя – Старовер. Он кричал на меня:
– Признавайся, чьи они?
Я отвечал:
– Мои.
Вопрос -- почему следователь спрашивал у Зильбера "чьи акции" если на несколько строчек выше Зильбер написал, что Народович подписал акцию своей фамилией? Что это за бред сумасшешего? Не мог мудрейший иудей Зильбер такого писать. Что следователь читать не умеет? А вот если акции самого Зильбера, то никакой надписи Народовича естественно там не было. В таком случае естественно его допрашивали, откуда взялись акции.
Народович услышал, что меня взяли, пришел в милицию и заявил, что это его облигации, полагая, что меня сразу отпустят. Но вышло только хуже: меня не отпустили, а его посадили, да еще и оформили дело как «групповое преступление», а за это, сами понимаете, полагался больший срок.
Потом был суд. Год пятьдесят первый – самое время сталинских репрессий и антисемитских кампаний, так что свое я получил. 
Если Народович такой честный и альтруист, то зачем он подставлял Зильбера, храня у него под кроватью свою контрабанду? Что за бред сумасшедшего? 

И так вопросы:

1. Как такое может быть что у нищего пенсионера при Сталине денег на жизнь не хватает, а на мешок облигаций хватило?

2. Зачем пенсионер хранил контрабанду у другого человека а не у себя дома а еще лучше закопать в лесу? Ведь он может донести или выдать Народовича под пытками. Чем меньше людей знает, тем лучше. 

3. Почему Народович хранил акции у человека, у которого маленькие дети, которые могут играться этими бумажками и рассказать о них другим детям и взрослым?

4. Почему Ицхак Зильбер ни разу не упомянул в этом рассказе что он сам работал распространителем облигаций за что получил благодарность?

5. Зачем Народович хранил контрабандные ценные бумаги именно у бывшего распространителя этих ценных бумаг? Ведь у него в первую очередь искать будут.

6. Почему следователи выпытывали у Зильбера "чьи облигации", если они и так были подписаны фамилией Народовича? Это уж совсем полный абсурд.

7. Почему Зильбер сказал что у него искать не будут так как "мы ничем таким не занимаемся"? А как же тайное обучение детей иудаизму? Зильбер, работая учителем, никогда не писал в субботу. Это видели несколько десятков учеников и естественно знали их родители и все учителя. Соответственно, знали в НКВД. И естественно за Зильбером наблюдали. 


8. Если Народович такой честный и альтруист что сам явился в НКВД взять вину на себя, то зачем он подставлял Зильбера, храня у него под кроватью свою контрабанду? Что за бред сумасшедшего? 

***


При копировании и цитировании ссылка на источник
http://levhudoi.blogspot.com/2011/07/blog-post.html
обязательна!!!

***


***

Вы можете принять участие в написании свитка Торы в память рава Ицхака Зильбера, которое начинается под руководством рава Бенциона Зильбера, сына праведника, сможете посвятить выбранный Вами отрывок Свитка Торы себе, детям, внукам, а также благословенной памяти безвременно ушедших, близких Вам людей.
Выберите, пожалуйста, посильную для Вас сумму, заполните бланк и отправьте по адресу:
Израиль: P.O.B. 50566 Jerusalem 91505, Israel
Россия: Москва, Большой Спасоголенищевский пер., 6, подъезд 1, кв.22
США: 1099 E 18th St. Brooklyn NY 11230, USA
Австралия: P.O.B. 155
, Balaclava, VIC, Australia 3183
Посылайте в конвертах с пометкой "Сефер Тора".

Я хочу иметь долю в:
одной букве Торы
$5 (условная цена)
____________буквах (впишите количество)
четырёх строчках
$18
половине страницы
$90
странице
$180
Мой адрес:......................................................................................................................................................................
Телефон:..................................................................................................................................................................
e-mail:......................................................................................................................................................................
Мои имя и фамилия:.................................................................................................................................................
На чьё имя приобретаются буквы
(собственное имя и имя отца):..................................................................................................................................
По материалам специального выпуска газеты организации "Толдот Йерушун" «Древо жизни» (№4 элул 5764)
Тел: 054-5400801 begin_of_the_skype_highlighting            054-5400801      end_of_the_skype_highlighting
      www.toldot.ru, e-mail: info@toldot.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий