пятница, 7 февраля 2020 г.

Какой процент немцев погиб под Москвой от мороза (от общего числа погибших немцев)?

Принято говорить об отступлении Красной Армии в 41-м, как будто, это что-то особо катастрофическое. Иногда отступление полезно для сохранения армии и дальнейшего контрнаступления. Отступление не приятно, но, не катастрофично. Хуже другое - в 41-м был РАЗГРОМ Советской Армии. Уничтожено, ранено, взято в плен и дезертировало число военнослужащих, сравнимое со всей численностью армии в начале войны. От 3 до 6 миллионов по разным оценкам. А у немцев потерь всего 300 тысяч. В 10-30 раз меньшие потери. Еще хуже было положение с военной техникой. Оставлено и разгромлено всё. Солдат может убежать, а пушка, танк или самолет на аэродроме дезертировать не могут. Всё досталось немцам в виде трофеев. Включая склады боеприпасов. Немцы наши же пушки с нашими же снарядами развернули против нас.

И вдруг в том же 41-м остатки нашей армии под Москвой обращают немцев в бегство. Что же так изменилось, что с меньшими силами смогли совершить то, что не могли со значительно бОльшими?

А случилась экстремально холодная 30-40 градусная зима 41-го года при тотальном отсутствии зимнего обмундирования Вермахта. И зимних видов смазки и топлива. Гитлер не собирался воевать зимой, тем более, экстремальной.

И все же, несмотря ни на что, в Московской битве русские понесли на порядок большие потери чем немцы. Победили числом, а не умением. Вот сводная таблица из Википедии:


И каковы же были потери немцев только от мороза? 

***

Драбкин Артем Владимирович - российский общественный деятель и писатель. Руководитель интернет-проекта «Я помню», автор сборников интервью с ветеранами-участниками Великой Отечественной войны. Составитель серий книг воспоминаний ветеранов «Солдатские дневники» и «Окопная правда». Автор сценариев документальных фильмов и сериалов.

Артем Драбкин

На 43-й странице его книги "Окопная правда Вермахта. Война глазами противника" вспоминает бывший доброволец Ваффен СС с 1944 года Виттман Фриц (1927 года рождения) (Wittmann, Fritz), говоря о Московской битве:
... Фюрер встретил офицера, который сидел в бункере в одной шинели и мерз, и фюрер отдал ему свою шинель.
Не сказано где находился бункер, но, явно не под Москвой, а где-то в более теплых местах. Но, даже там, чтобы согреться, не хватало обычной шинели. 

Виттман Фриц тогда и сейчас

Цитирую дальше:
Потом было поражение под Москвой, и женщины вязали носки, потому что 80 процентов солдат имели обморожения.
Сцылка https://www.litmir.me/br/?b=229980&p=43